Валерия Азамат: «В России поддерживают украинскую культуру»
Бывшая жительница Донецка – о родном городе, второй родине и о том, что связывает людей
Кораблинцы выступили на XIV областном празднике национальных культур «Многоликая Россия», прошедшем в областном научно-методическом центре. На нем 14 районов представили фрагменты праздников, концертные программы, в которых раскрыли работу культурно-досуговых центров по оптимизации национальных отношений, творческому взаимодействию представителей разных культур.

Кораблинцы участвовали в гала-концерте «Рязанское раздолье». Валерия Азамат, представлявшая Украину, исполнила «Рiдный край» из репертуара Софии Ротару. Раиса Евсикова – мордовскую песню «Умарина». Ирина Андронова – немецкую народную «Моя семья». Лилия Абидова прочитала басню Кандрата Крапивы «Дипломированный баран». Самодеятельные артисты получили дипломы участников и чайные пары, заведующая автоклубом Кораблинского Дворца культуры Валентина Макарова – настенные часы.

– Считаю, что выступили хорошо, – сказала Валентина Михайловна. – По крайней мере, получили удовлетворение от участия в празднике.


Про «Рiдный край» и гудок

Мы слышали, как Валерия Азамат поет «Рiдный край». На нескольких концертах в Пехлецком Доме культуры. И удивились, что она не выступала на зональном этапе областного конкурса передвижных учреждений культуры «Автоклуб-2018», прошедшем в Кораблинском Дворце культуры в октябре.

– Я тогда была в туристическом туре в другой стране, – объяснила Валерия. – А в этом году Валентина Макарова послушала меня на районном смотре художественной самодеятельности и предложила: «Будет областной праздник «Многоликая Россия» – выступишь?» Я согласилась.

– Лера, а почему именно «Рiдный край»? – поинтересовались мы.

– Эту песню у нас в Донецке, откуда я приехала, все чуть не с пеленок знают. Было предложение исполнить другую, но мне хотелось чего-то веселого, задорного.

– Но в зрительном зале были те, кто слушал тебя и вытирал слезы… Мне, например, казалось: исполнение вобрало всю боль от происходящего на Украине.

– Так и есть. Я сама едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. А мама, сидевшая в зале, не скрывала своих эмоций. Перебравшись в Россию, мы не можем забыть родину. Я второй раз приехала в Донецк по делам. Впечатления тяжелые. Вдалеке слышны выстрелы: украинская армия продолжает бить по окраинам…

Я остановилась в гостинице. Обратила внимание, что не слышу гудка Донецкого металлургического завода. Раньше мы просыпались по нему (в шесть утра), он зван на обед (в 14.00), возвещал конец вечерней смены (в 22.00). Предприятие построил еще в 1860 году богатый англичанин Джеймс Юз, а потом передал его городу. Отсюда первое название населенного пункта – Юзовка. В советское время – Сталино. Потом – Донецк. Так вот гудок с тех пор слушал весь город: предприятие никогда не прекращало работу – разве что в Великую Отечественную произошла какая-то поломка, но ее быстро устранили. Мой дед 20 лет отработал на том заводе в отделе технического контроля. Многие одноклассники после окончания металлургического техникума туда устроились. Какую сталь лили в мартеновских цехах!.. Позвонила знакомым, поинтересовалась насчет гудка. Они – мне: «Все, последний раз летом отгудел. Разбирают завод собственники. Вот и гудок сняли». Так горько стало!..

В семь вечера решила прогуляться. Дико было: в прошлом город-миллионник оказался безлюдным в центре. И вдруг – мелодия: «Вы-шел в степь до-нец-ку-ю па-рень мо-ло-дой…» Это большие круглые часы на здании главпочтамта заиграли. Сердце защемило: раньше они только били, отмечая очередной час…

Город по-прежнему прекрасен. Его называют «миллионом роз». Красоту и чистоту в нем, несмотря ни на что, поддерживают. С 11-и ночи до 5-и утра – комендантский час, все – по домам. В 23.15 специальная машина выезжает чистить дорогу и поливать асфальт…

Я сделала много фотографий, смонтировала видео, нашла в Интернете подходящую песню о Донецке, наложила мелодию. Выставила все в Инстаграмм. Мама плакала! Саму слезы душили…

Про национальный язык и костюм

– Ты пробыла там, кажется, неделю…

– Навестила знакомых, друзей. Сходила к своей первой учительнице – Наталье Владимировне Сторожук: она вела у нас в том числе украинский язык и литературу. Вообще-то, мы говорили и учились на русском, но в последние годы, когда я получала образование в педколледже, стали вести занятия на украинском. Я его понимаю, могу общаться, он мой второй родной язык. Даже несколько стихотворений на нем написала когда-то. Про любовь, конечно. Но учиться на нем было сложно. Как-то справлялись: готовились сдавать выпускные. Никто не возмущался: понимали, раз живем на этой земле, должны знать ее язык. Еще у нас был предмет «Народознавство» («Народоведение» по-русски). Мы изучали обычаи украинцев, особенности национальных костюмов: они разные в разных частях страны. Эти знания пригодились мне в России, в Кораблине.

– Каким oбразом?

– В прошлую поездку в Донецк я заглянула в театральную мастерскую – приобрести или взять напрокат украинский костюм для сценических выступлений. Но предложенное меня не устроило: хотелось выглядеть ярко – значит надо шить собственный. В Интернете подобрала самую полную раскладку – описание костюма, состоящего из сорочки, юбки, плахты (поясничная одежда типа юбки, имеющая сакральный смыл), фартука, жакета. Цветовая гамма – бело-красная, с вышивкой. Сделала заказ в ателье в Новомичуринске. А венок на голову готовила сама. В нем – розы, подсолнухи, колоски, сзади – атласные ленты. Необходимым атрибутом являются и красные сапожки: их дала для выступления солистка кораблинского ансамбля «Веселые переборы» Мария Павлова.

Когда я вышла на сцену в Рязани, почувствовала, что внимание направлено на мой костюм: новенький, яркий, он буквально «горел». Я по украинской традиции поклонилась зрителям. И – запела…

На память нам вручили чайные пары. Мне – с изображением мака. Между прочим, подходит под костюм: в орнаменте это один из традиционных цветков.

«Где бы мы еще увиделись?»

– Вспоминаешь Украину?

– Больше – последнюю поездку. За три дня до выступления в Рязани, в «Многоликой России», я вернулась оттуда. Донецк, несмотря ни на что, жив. Я успела посетить там оперу. Сходила на балет. Побывала на XX фестивале кузнечного мастерства в Парке кованых фигур. Сфотографировалась с главным кузнецом города, президентом «Гильдии кузнецов Донбасса» Виктором Бурдуком. Познакомилась с известным украинским скульптором Виктором Пискуном и художником Равилем Акмаевым. Донецк отмечал в то время 150-летие города, а Донецкий художественный музей – свое 80-летие. Все экскурсии приурочили к этим событиям.

Удивительный эпизод. Выходя из зала, я увидела группу людей – явно это была делегация. Они говорили по-русски. Спросила у смотрителя: «Откуда?» – «Из Рязани». Я удивилась: «И я оттуда. Где бы мы еще увиделись?» Кстати, в Рязани, в научно-методическом центре, на фестивале «Многоликая Россия» выступила женщина из Украины, из Макеевки Донецкой области. Кажется, замдиректора ДК. Она передала рязанцам – руководству Центра – православные иконы, оберегающие город. Они будут хранить и русских друзей, у которых открыты двери для представителей других национальностей.

У меня есть родня в Украине. Я связалась с ней по Интернету, рассказала про рязанский фестиваль. Они – мне: «Удивительно: в России вас никто не притесняет. Есть желание – говори и пой на родном языке. Приятно осознавать, что в этой стране поддерживают украинскую и другие культуры».